Интервью HIM, при вручении награды Join Me

Автор: вместе

Этой весной награда суперзвезд досталась группе HIM. От чего и очень сильно повысился интерес со стороны прессы к греппе HIM. У HIM уже две записи заняли первые места в европейских музыкальных чартах. Пятеро финнов, которых представляли Миг и Вилле Вало, приехали в Германию, чтобы дать интервью журналистам. Изумленному взору только что прибывшей на место команды журнала Лаут предстал отель Rennaissance в Cologne, осаждаемый толпами нетерпеливых девушек, жаждущих увидеть красавца Вилле Вало.

После того как звукозаписывающая компания с гордостью объявила группу HIM, мы выяснили, что все участники HIM а в особенности Вилле и Миг – очень забавные парни. Мигу пришлось ответить на некоторые вопросы, в то время как “Ее Высочество” словно паровоз пыхтело сигаретой.

Компенсируя отсутствие визжащих девушек, группа журналисток в возрасте от 27 до 30 оживленно перешептывалась и похихикивала.

После пресс конференции была вручена золотая награда за Join Me. И вручал ее никто иной как Майкл Миттермайер (немецкий комик).

Какова была ваша реакция, когда вы услышали о своем лидерстве в синг и альбом-чартах Германии и как отреагировала общественность в Финляндии?

Вилле Вало: Не знаю, мы не часто бываем дома. Мои родители были счастливы, и у мен до сих пор нет слов. Это как подарок от богов Рок н ролла. Забавно, когда “Join Me” стала номером первым, мы с Миге как раз сидели в баре и пришлось взять взаймы у друзей, чтобы отпраздновать это событие.

Что вы думаете о вшей гиперпопулярности среди подростков?

Вилле Вало: Ну, это довольно странно. Я сам рос на W.A.S.P., Twisted Sister and KISS. А сегодня дети растут уже на наших вещах. Замечательно, если двое целуются в первый раз под “Join Me” . Это довольно мило, но сам я предпочитаю женщин постарше.

Как насчет политики, вы имеете к ней какое-то отношение?

Вилле Вало: Мы занимаемся музыкой и все связанное с политикой оставляем Rage Against The Machine. Мы предпочитаем петь о любви. Меня гораздо сильнее волнует политика звукозаписывающей компании, но… Мы как раз те, чья жизнь – бесконечная вечеринка, но и за последствия приходится платить, такая уж у нас работа.

Недавно в Финляндии выбирали президента, и сдается мне, что никто из нас не проголосовал?

Миг: Мы не проповедники, мы просто развлекаем людей.

Чем вы отвечаете людям, которые сравнивают вас с Джимом Моррисоном?

Вилле Вало: Хмм, ну что тут сказать, мне Doors не нравятся вообще, однако вполне вероятно, что меня тоже когда-нибудь разопрет как Джима, и бородкой обзаведусь, кто знает. Вообще-то я понятия не имею, что моя мамуля делала в 70-ые, ха ха.

Кто оказал на вас наибольшее влияние?

Вилле Вало: Все в группе внесли свою лепту в создание “химовского” саунда, и у всех нас есть свои предпочтения. Но я диктатор, до остальных мне как правило дела нет, ха ха. Главным образом на меня повлияли KISS и Black Sabbath. Эти группы – именно из за них я начал заниматься музыкой.

Да, мы рабы. Рабы Джимми Моррисона. Ваш новый альбом продюсировал Джон Фрайер. Тот факт, что он сотрудничал с White Zombie и Nine Inch Nails в какой-то мере повлиял на ваш звук?

Вилле Вало: Наш альбом очень органичен и не столь электронен, как у вышеназванных команд. Мы не особенно увлекаемся секвенсорами и сэмплерами, так что и для него это был совершенно уникальный опыт. Джон Фрайер не особенно хотел менять звук. И аранжировки тоже не трогал, так что все было отлично.

Он просто взял деньги и принялся за дело?

Миг: Нет, чепуха. Он создал отличную атмосферу. Мы буквально голышом танцевали на столах. Если уж честно, то Миг был абсолютно раздет, а я только наполовину.

Многие считают вас секс-символом. Это в какой-то степени важно для вас?

Вилле Вало: Вообще-то наш имидж нельзя назвать “правильным”. Мы творим что хотим, иногда появляемся в мейкапе, иногда – нет. Если этот повод заклеймить меня как секс-символ – бога ради. На самом деле я зануда.

Я все стараюсь совладать с собой, ведь мы живем в одной комнате в отеле. А это блин трудно – делить комнату с таким красавчиком… но вы не переживайте, это все чисто платонические чувства. После взятия штурмом Германии какая страна падет вашей следующей жертвой?

Вилле Вало: У нас есть кой-какие планы, но мы все еще очень молодая команда. Нам чертовски повезло с Greatest Lovesongs Vol.666. Сначала в Финляндии, теперь здесь, в Германии. Но все сразу не получается, поэтому мы реализуем наши планы постепенно. Мы подумываем о том, чтобы выпустить новоый альбом в Европе, Америке и Японии. Особенно в Японии, это было бы здорово, потому что я обожаю суши.

Ты считаешь себя достойным соотечественником парней из Hanoi Rocks?

Вилле Вало: Hanoi Rocks – хорошая команда, ну у нас с ними ничего общего, кроме менеджера Seppo. Однако они однозначно являются одной из лучших команд Финляндии.

Эта татуировка на животе, где ее тебе сделали и что она символизирует? T

Вилле Вало: Я встретил этого парня несколько лет назад. Мы тусовались на одной вечеринке вместе и наутро я проснулся с татушкой на запястье. Он даже как-то играл с нами на гитаре, отличный парень. А, эта конкретная? Идиотизм? Нет, ха ха, это сердцеграмма, символ нашей группы, слияние сердца и пентаграммы. Что-то вроде инь и янь, добра и зла. Хотя в данной случае наверно больше зла, ха ха.

Он опять преувеличивает. Вилле, ты написал все песни, неужели больше никто не принимал в этом участия?

Миг: Если у вас в группе есть автор песен уровня Вилле, не особенно разумно спорить об этом. И еще плюс – когда песни пишет один человек, то получается очень цельно. (Вилле Вало дает Мигу 70 марок)

Вилле Вало: Вот, держи, это тебе, ха ха.

Вас не смущает тот факт, что на обложках дисков и постерах все время одно и то же лицо?

Миг: Да вы только посмотрите на нас! Это была бы очень неудачная идея… Никакой ревности. Я ведь здесь не ради лицезрения своей физиономии на фото. Просто гребу денежки и все. Это он мне только что за скромность 70 марок дал, ха ха… Нет, мы настоящая команда!

Вилле Вало: Когда группа только сформировалась, я играл на бас-гитаре и совсем не пел. Все получилось само собой.

По какой причине вам пришлось переписывать “Razorblade Romance”?

Вилле Вало: Потому что он не был записан до конца. Мы записали примерно 8 треков, но ничего не было толком сведено. В то время Газа и Золтана еще не было в HIM и все было очень… несовершенно. А когда они пришли, мы стали словно семья. К тому же, наша звукозаписывающая компания была так любезна, что спонсировала вторую сессию в студии.

Газ, Лили и Золтан, – каков ваш вклад в этот альбом?

Газ: К тому времени как я пришел, половина песен уже была готова. Я немного повлиял на саунд.

Вилле Вало: Вообще-то с секвенсорами все-таки проще работать. Они не потеют, не воняют и запросто помещаются в коробки меньшего размера, ха ха. Вас так просто заменить.

Миг: Но он чертовски красив, поэтому до сих пор с нами.

Вилле Вало: И нам нужен хотя бы один гей в команде, ха ха.

Журнал Лаут.ДЭ, 15 февраля 2000

Напиши ниже то, что хочешь сказать...